МО "ПРИМОРСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН"

Правильный поморский мед и не только

Правильный поморский мед и не только 18.10.2021

Правильный поморский мед и не только

Малый бизнес — это всегда риск, а особенно в сельском хозяйстве. Тем не менее, желающих попробовать себя в этом направлении с каждым годом все больше. Приморский район богат на трудолюбивых и целеустремленных людей. Чтобы рассказать о наших предпринимателях мы, совместно с корреспондентом газеты «У Белого моря» Дарьей Шакшиной, запускаем цикл интервью с интересными людьми, связавшими свою активную предпринимательскую деятельность с Приморским районом. Наш первый рассказ об уникальном человеке, давняя мечта которого стала реальностью и превратилась не только в любимое хобби, но и бизнес.

В Приморском районе, в деревне Ижме расположилась небольшая пасека, где занимается любимым медовым делом Александр Яковлевич Цукарь. Традиционный промысел России — пчеловодство, популярен и в наши дни. И мы решили узнать, легко ли добывать мед на Поморском Севере. Александр Яковлевич большую часть жизни посвятил геологии — бурению. Родился в Новосибирске, работал на родине, потом в Якутске и Архангельске. Но разведением пчел хотел заниматься еще в юности. Когда еще жил в местах у могучих берегов реки Лены, уже тогда думал о собственной пасеке. Но климат в тех краях суровый: летом — жгучая жара, зимой — крепчайший мороз. Пришлось мечту о пчелах отложить. Работа заставила переехать с семьей в Архангельскую область. Так спустя много лет однажды наш герой встретил давнего знакомого, который занимается добычей меда. В ходе разговора воспоминания о сладкой мечте вновь нахлынули, так и появились у дома во дворе первые ульи. Александр Яковлевич сейчас уже на пенсии и чувствует себя счастливым человеком, который каждый день пьет чай с любимым медом из полевых цветов от собственных тружениц — пчел.

— Расскажите, какие специальные знания вы получили, прежде чем занялись разведением пчел?

— Когда-то в юности хотел поступить на курсы пчеловода под Новосибирском в город Бердск. Но как сейчас помню, из-за юношеских метаний решил не обучаться тогда. А когда серьезно взялся за пчелиное дело, начал самостоятельно изучать специальную литературу, смотреть информацию в Интернете и потом уже на практике набрался опыта и знаний.

— Тогда поделитесь, какие виды пчел живут на вашей пасеке и в чем их особенность?

— У меня живут пчелы породы карника, их родина — Словакия, а маток чистопородных выводят в Германии. У нас они миролюбивые, можно спокойно брать соты голыми руками, укусят лишь одна-две. А если бы у нас была среднерусская порода, которую в советское время крестили с кавказской пчелой, — кавказянка, мы бы только от нее убегали. Этой породы сейчас мало осталось, а когда она утрачивает свои признаки — становится агрессивной. Даже прокусывают перчатку сварщика. У нас на пасеке были такие, помню, тогда с женой прятались от них в теплице, рой прямо за нами летал (смеется).

Так быть не должно. Все породы разные, карника очень медоносная. Родственница этой породы — карпатка. Чаще водится на Украине.

— Сколько у вас уже семей разрослось?

— Моя пасека находится прямо на участке возле дома, сейчас там всего 40 ульев. Лет шесть назад было 12. По желанию можно за год размножить в два раза, но для этого нужен инвентарь и место для хранения, все это стоит денег. Летом в одном улье может жить до 70 тысяч пчел, потом старая пчела отходит (умирает), а около 30 тысяч пчел уходят на зимовку.

— Что же происходит с ними зимой?

— В холодное время года пчелы уходят в спячку. Чтобы им было комфортно, в сотах оставляем мед, дополнительно подкармливаем сиропом. Все это даже прописано в ветеринарных правилах, как содержать медоносных пчел зимой, мы им следуем.

— Давайте поговорим о меде, существует много видов сладкого лакомства, как вы отличаете, какой из иван-чая, а какой из одуванчиков?

— Согласно общепринятым правилам, название меда можно определить только по результатам пыльцевого анализа. Пыльца каждого растения имеет свою формулу. Существует целый альбом пыльцевых зерен в лаборатории. Лично я отправлял на такое исследование образцы меда в Пермь. Но у нас на Ижме можно легко понять, куда пчелы летают. К примеру, зацвел иван-чай, все туда и полетели. Где-то растет ива — пчелы там. Также любят одуванчики, мать-и-мачеху и малину. Этой ягоды у нас много. И благодаря пчелам ее урожайность повышается на 30%.

В этом году с ивы вышло два ведра меда — очень вкусный. Его принесли всего две семьи. Пчелы могут улетать за пять километров от улья, некоторые даже за десять.

— Да, пчелы помогают экологии.

— Верно, они не только несут мед, но и опыляют растения. Допустим, в Канаде пчеловодов специально нанимают для опыления ягод и платят за это деньги. А в Калифорнии опыляют миндаль. Представьте, выезжают на поля большими фурами с тысячей ульев. Так что пчелы действительно помогают экологии. И чтобы добраться до нужного места всем пчелам, между собой они общаются танцами — мы постоянно за этим наблюдаем.

А вообще считается, что там, где пасека, — 200 метров вокруг это рай. Своя благоприятная аура. Я даже хотел построить домик для сна на ульях. Строится помещение, ставится лежанка — и около нее ульи без крышек. Вокруг летают пчелы и убаюкивают — такой вот лечебный сон. Такая практика уже давно существует. Так даже можно привлекать туристов.

— Александр Яковлевич, а как вам привозят маток пчел?

— Есть специальный форум пчеловодов, там и заказываем. Мы это делаем через посредника в Череповце. В декабре подаем заявку, в январе перечисляем деньги и в июле уже получаем пчелку.

Примечательно то, что пчелы спариваются в воздухе, для этого их вывозят на острова Балтийского моря, чтобы «лишний» не смог прилететь, так и добиваются чистопородности. Оттуда матка стоит 100 евро. Наши же матки — сборного облетника из гор. Их для спаривания вывозят в ущелье. Такие стоят уже 70 евро.

Доставка простая. На простой легковой машине приезжают к нам и передают небольшую коробочку, где сделана специальная выемка для корма — сахарной пудры. В коробочке сама матка и несколько пчел для ее сопровождения. Матка сама не питается, они ее кормят.

— Как вы отличаете маток из такого большого количества?

— К нам доставляют уже меченую матку, но я сам еще это делаю фломастером для себя. Как правило, маток метят по годам, для понимания возраста. Одна особь может прожить до пяти лет. Со временем яйценоскость уменьшается, и надо ее менять. А бывает, откроешь ульи, смотришь, а меченой матки нет — они ее сменили. Пчелы такие, им может что-то не понравится, тогда они сами закрывают маточник, убивая матку, и сами выводят новую особь.

— А расскажите о распорядке дня пчеловода.

— Весной и летом все у нас спокойно, мы просто следим за количеством магазинов для меда в ульях. Сам мед собираем в конце лета, ближе к Спасу. Порой одна семья несет до 10 килограммов меда. А когда готовимся к зиме, то сокращаем рамки, чтобы пчелы отсиживали их для спячки. Сами насекомые едят мед, порой выделяют влагу, если не следить — появится плесень. С наступлением холодов проверяем температуру в помещении и следим, чтобы не было мышей. Эти маленькие грызуны могут заводить гнезда.

— Есть такой миф, что если на ярмарке большой ассортимент меда, значит, он не настоящий и лучше его не брать. Это правда?

— Не совсем так. Да, у пасечника обычно два-три вида своего меда. Это все очень индивидуально и зависит от пчеловода. Если у него десять и больше сортов, то, скорее всего, где-то перекупил мед. Но есть и шустрые пасечники, думаю, что все порядочные.

Я сам торгую на Маргаритинской ярмарке, да и ко мне в деревню за медом приезжают. У меня вся пасека официально зарегистрирована, также всегда сдаю пчел и мед на анализы в областную лабораторию. Да и на ярмарке нужны соответствующие сертификаты для допуска. Также я включен в автоматизированную систему учета и управления движением сельскохозяйственной продукции.

— А есть ли в вашем роде деятельности какие-то новые технологии?

— Я знаю, что в Канаде есть специальные поддоны для постоянного сбора меда, это для них удобно, так как содержат более 10 тысяч пчелиных семей и вся работа там автоматизированная. У меня же создан свой механизм для откачки меда из старых ручных сушилок, которые раньше крепились на стиральные машины. А так можно сказать, что у меня ручной труд.

Главное — следить за насекомыми внимательно, ведь у пчел много болезней: американский гнилец, аскосфероз, клещ. И около 30% гнездовых рамок надо менять. Коллеги из Канады их даже сжигают.

— Расскажите, что вы делаете с воском?

— Из воска я сам делаю вощину, кто-то делает свечи, где-то для этих целей даже принимают воск.

— Вы считаете себя экспертом по меду?

— Вовсе нет. На самом деле нет таких экспертов, правду скажет только лаборатория. И то, что некоторые пытаются доказывать, что их мед настоящий, во многом зависит от вида, пыльцы, пчелы и т. п.

— Если кто-то хочет заняться пчеловодством, скажите, с чего начать?

— Посмотреть вокруг себя. Есть ли медоносная база для сборки пыльцы. Также надо знать, какая переносимость укусов у человека, у кого-то бывает сильная аллергия. В самом начале это может показаться затратным занятием. Допустим, если купить один пустой корпус финского производства, то надо заплатить 2400 рублей, а я сам делаю, и себестоимость выходит 200 рублей. При этом надо знать, где будет зимовать пчела. Вот у меня в холодное время года они находятся в будущей бане — мы ее строим. Еще для хранения много инвентаря остается, тоже надо понимать, где все это хранить.

Корреспондент Дарья Шакшина

Фото из архива А.Я. Цукаря и администрации Приморского района